Стратегия сокращения предотвратимых потерь здоровья населения как целевая функция муниципальных органов управления 14. 00. 33 Общественное здоровье и здравоохранение - страница 10

Стратегия сокращения предотвратимых потерь здоровья населения как целевая функция муниципальных органов управления 14. 00. 33 Общественное здоровье и здравоохранение - страница 10

Выводы
1. Современная концептуальная модель отечественного местного самоуправления отражает перераспределение полномочий и ответственности между различными уровнями власти, характерное для всех европейских стран, расширяя сферу компетенции местных органов власти в решении социальных задач. Вместе с тем, эффективность их деятельности в этом направлении оценивается значительным числом частных показателей и не имеет комплексных индикаторов, ориентированных на результат: продолжительность и качество жизни населения.

2. Общими социальными факторами риска для формирования здоровья населения Краснодарского края являются: высокая доля сельского населения; сравнительно низкий уровень образования, структура экономики, не нуждающаяся в квалифицированном персонале, высокая доля мигрантов, стесненные жилищные условия, низкий уровень благоустройства жилья. Каждый пятый трудоспособный житель края не имеет источников дохода, связанных с трудовой деятельностью, и не включен в сферу ответственности социальных служб. Между тем, именно неработающие оказываются основной группой риска экзогенной, предотвратимой силами здравоохранения патологии и повышенной смертности.


3. Для всех групп населения Краснодарского края констатирована более низкая в сравнении с Россией заболеваемость по обращаемости, которая определяется всеми основными причинами. Траектории изменения заболеваемости совпадают со среднероссийскими и характеризуются ростом показателей для детей и еще большими темпами – для подростков, и стабилизацией уровней для взрослого населения. Практически половина, т.е. 23 территории Краснодарского края из 48, характеризуются достаточно благополучной ситуацией в отношении всех социально значимых заболеваний: их показатели оказываются ниже или в границах среднекраевого уровня. Остальные 25 территорий характеризуются разной степенью неблагополучия, маркером которого является распространенность наркомании и ВИЧ.

4. По данным опросов, до 50% всего взрослого населения края обращаются за медицинской помощью в муниципальные медицинские учреждения и фиксируются в соответствующей отчетности. Эта регистрация не репрезентативна для всего населения за счет более низкой обращаемости мужчин, молодежи и лиц трудоспособного возраста, считающих свое здоровье хорошим. Кроме того, искажается социальный профиль заболеваемости за счет более редких обращений лиц с высшим образованием, работающих в частном секторе экономики, как предпринимателей, так и наемных работников.

5. Общие закономерности формирования инвалидности населения в Краснодарском крае и России в целом совпадают. У детей отмечен рост распространенности инвалидности темпами, растущими с возрастом; в трудоспособном периоде - рост в 1990-х годах и последующее снижение с возвращением к исходным уровням; в предпенсионных и пенсионных возрастах относительная стабилизация в 1990-х годах, затем резкий рост на фоне расширения социальных льгот, и последующая коррекция с возвращением к исходным уровням. Структура инвалидности детей в крае отличается более высоким вкладом психических заболеваний за счет умственной отсталости, расстройств поведения, органических расстройств. В структуре первичного выхода на инвалидность взрослого населения выше вклад злокачественных новообразований, психических расстройств и туберкулеза, а начиная с предпенсионных возрастов – болезней костно-мышечной системы.

6. Сопоставление данных об инвалидности, а также степени ограничений жизнедеятельности показало, что существуют диспропорции между этими категориями. Среди респондентов, которые отметили наличие незначительных ограничений, 12,5% в целом по выборке оказались инвалидами. Вместе с тем, среди тех, кто имеет выраженные ограничения жизнедеятельности, лишь около 50% респондентов являются инвалидами. На основании полученных соотношений нельзя делать однозначного вывода о двукратном недоучете инвалидности, поскольку полностью доверять самооценке респондентов, в том числе о степени выраженности у них ограничений жизнедеятельности нельзя. Вместе с тем, не вызывает сомнения, что, с одной стороны, реальное число инвалидов существенно занижено, с другой – среди официально признанных инвалидами некоторое число не соответствуют этим критериям.

7. Тенденции смертности в Краснодарском крае характеризуются преодолением отставания в продолжительности жизни от среднероссийского уровня накануне реформ 1990-х годов и формированием к настоящему времени преимущества в 2,5-1,5 года соответственно для мужчин и женщин. Как отставание на рубеже 1990-х годов, так и современное преимущество Краснодарского края в продолжительности жизни формируется всеми возрастными группами, от детей первого года жизни до пожилых. Лучшие показатели продолжительности жизни в крае определяются практически всеми основными причинами смерти, причем как в результате более низких уровней смертности, так и сдвига большей части смертей в старшие возраста.

8. Существенным источником потерь, обусловленных смертностью, является ее территориальная о дифференциация. Продолжительность жизни мужчин различалась в муниципальных образованиях края на 9,6 года от 54,4-57,4 лет до 63,2-64,0 лет; у женщин различия были несколько меньше – 6,7 года - от 69,0-70,0 лет до 75,0-75,8 лет. Значительная часть сверхсмертности, прежде всего, от неестественных и насильственных причин, с одной стороны, и от причин, предотвратимых при современных возможностях здравоохранения, с другой, обусловлена лицами с низким уровнем образования, соответствующим уровнем жизни и стереотипами поведения. Именно они и составляют основную группу риска, на которую должны быть нацелены усилия по сокращению смертности.

9. Предотвратимость потерь здоровья за счет заболеваемости, инвалидности и смертности в населении трудоспособного возраста на муниципальном уровне составляет, по мнению экспертов, – врачей муниципального здравоохранения - около трети. Если принять все предотвратимые потери за 100%, то на долю здравоохранения приходится 30-40% предотвращения заболеваемости, 50-65% предупреждения инвалидности и 60-75% предотвращения смертности. Таким образом, здравоохранению принадлежит ведущая роль в предотвращении потерь здоровья на муниципальном уровне.

10. Анализ роли системы здравоохранения показал, что эксперты делают акцент не столько на доступность медицинской помощи, сколько на ее качество, что противоречит мнению пациентов о приоритете доступности медицинской помощи. Лишь при оценке предотвратимости заболеваемости соотношение этих факторов равное (по 15-20%), тогда как при предотвратимости инвалидности и особенно смертности возрастает роль факторов качества оказания медицинской помощи до 30-40% и 37-47% соответственно.

11. Значимость межсекторальных усилий в сокращении заболеваемости, инвалидности, смертности от предотвратимых причин путем улучшения условий жизни (до 25% суммарного влияния) и оздоровления образа жизни населения (от 36% в снижении заболеваемости до 18% в сокращении смертности от общего влияния) выводит стратегию сокращения предотвратимых потерь здоровья за границы компетенции лишь здравоохранения и позволяет рассматривать результаты ее осуществления как показатели эффективности органов местного самоуправления


0025072437832084.html
0025145106418353.html
0025236504060004.html
0025336888838465.html
0025435960688045.html