Дилтс Р. Д 46 Стратегии гениев. Т. Аристотель, Шерлок Холмс, Уолт Дисней, Вольфганг Амадей Моцарт /Пер с англ. В. П. Чурсина - страница 9


^ П
роцесс раскадровки/мультипликации


Раскадровка напоминает наглядное содержание — она состоит из неподвижных рисунков, представляющих собой последовательность главных событий сюжета фильма. По сути, раскадровка является продолжением процесса мультипликации в более крупном масштабе. Мультипликация начинается с создания неподвижных рисунков, представляющих главные события конкретного эпизода. Эти рисунки, как правило, создаются главным художником-мультипликатором. После выполнения основной разбивки вспомогательная “мультипликационная команда” заполняет рисунками все интервалы между этими “верстовыми столбами”. Дисней всего лишь перенес этот процесс разбивки и упорядочивания в более крупный масштаб, став, таким образом, своего рода “метамультипликатором”.

Процесс “раскадровки” является мощным средством организации и планирования и может применяться на любом этапе съемки фильма, и для самых мелких разбивок, соответствующих отдельному движению конкретного персонажа (32 рисунка в секунду), и для разбивок, соответствующих какому-то действию или событию в отдельной сцене, вплоть до самой сцены или целиком всего фильма.

С точки зрения стратегии, процесс раскадровки и организации последовательности главных событий, необходимых для получения конкретного результата, не ограничивается кинематографом и может применяться для любого рода планирования — при составлении и организации делового проекта, учебного семинара, книги, консультационного совещания, компьютерной программы и т.д.

Разумеется, Дисней снискал славу в первую очередь благодаря своим фильмам и их героям. Это совсем не то, что просто высокая профессиональная квалификация, здесь требуется несколько иной тип стратегии. Как отмечал Дисней:


“Мы хорошо освоили свой метод. Мы научились заставлять наших героев играть убедительно. Мы узнали массу вещей о сценическом искусстве и ракурсах кинокамеры. Мы кое-что узнали о выборе ритма и о темпе. Но хороший сценарный замысел в нашем бизнесе — вещь совершенно эфемерная. Он, похоже, состоит в основном из удачи и вдохновения. Он должен быть предельно прост, чтобы полностью уложиться в семи или восьми сотнях футов. Помимо всего прочего, он должен обладать тем неуловимым свойством, что называется словом “шарм”. Он должен быть незамысловат, завораживать любую публику и обладать еще массой достоинств, которые словами не выразить, но можно лишь почувствовать интуитивно”19.


Ни с чем не сравнимая притягательность Диснеевских мультфильмов берет свое начало в той стратегии, с помощью которой создавались их персонажи, и служит иллюстрацией второго по значению аспекта творческой стратегии Диснея. Дело в том, что Дисней был способен перевоплощаться в своих героев, вживаться в их “образы” и смотреть на мир в их перспективе. На языке НЛП это можно было бы назвать способностью принимать “вторую позицию” (DeLozier and Grinder, 1987). “Первая позиция” обозначает визуальное, аудиальное и чувственное восприятие какого-либо конкретного события в своей собственной перспективе. “Вторая позиция” означает визуальное, аудиальное и чувственное восприятие события, происходящее с позиций кого-либо другого, включая его систему убеждений и ценностей и эмоции. Например, представьте, что вы стоите на улице и видите человека, проезжающего мимо на велосипеде. Если вы продолжаете оставаться в своей собственной “первой позиции” в качестве наблюдателя, то видите велосипедиста в своей собственной перспективе. Если же вы займете “вторую позицию”, то будете видеть все происходящее в перспективе едущего велосипедиста. Перспективой же “третьей позиции” будет видение себя самого, наблюдающего за проезжающим велосипедистом, происходящее из какой-то третьей независимой точки (как если бы это было отснято камерой).

Вероятно, Дисней обладал исключительной способностью занимать “вторую позицию”. Один из его мультипликаторов вспоминал:


“Мики всегда озвучивал сам Дисней, при этом он так досконально чувствовал текст и всю ситуацию, что не мог удержаться и начинал по-настоящему играть, со всеми жестами и телодвижениями, которые шли по сценарию”20.


Ставя себя на место персонажа и начиная воспринимать все с его позиций, Дисней мог более тонко ощущать мотивации и поведение своего вымышленного героя. Возможно, это также способствовало углублению его творческого процесса, позволяя неожиданно открывать, как его персонаж мог бы действовать в какой-то конкретной ситуации, вместо того чтобы пытаться найти это логическим путем.

В действительности и диснеевский процесс перехода на вторую позицию, и синестезия одинаково способствуют более импровизированным формам творчества, в которых новые идеи рождаются одна из другой (как в начале было рассмотрено на примере из Книги Бытия). По словам одного и мультипликаторов Диснея:


“Он не был занят одной всепоглощающей мечтой — он придумывал ее по ходу дела. Каждая сделанная им вещь подсказывала что-то новое — то, что никогда еще не пытались делать и что зрителям захотелось бы увидеть”21.


Помимо того, что процесс непосредственного физического перевоплощения в своих героев был основной частью творческой стратегии Диснея, он также играл заметную роль в способности Диснея быть “реалистом”. Если вы можете что-то сыграть или представить в лицах, вы тем самым делаете это реальным и осязаемым, помогая другим воспринять эту фантазию в конкретной форме.

В целом, Дисней-реалист был более ориентирован на сенсорный опыт и активное действие, нежели на зрительное восприятие. Реалист сосредоточен на будущем, но действует в более кратко­срочной перспективе, чем Мечтатель, “как если бы” долгосрочное видение было достижимо, и пользуется последовательными приближениями для “разукрупнения” плодов воображения в реальности. Дисней сформулировал это так:


“[Мультипликация] — это та область, обозримые пределы которой лежат где-то далеко в будущем... Что же касается прошлого, единственное важное заключение, которое я могу из него вывести, это то, что публика будет платить за качество, и незримое будущее само позаботится о себе, если каждый день хоть чуточку подрастать...

[Наш успех] был построен на тяжелом труде и энтузиазме, на единстве цели, на преданности своему делу, на вере в будущее и достигнут прежде всего благодаря постоянному, ежедневному росту, когда мы просто осваивали свое ремесло и учились”22.


Именно сочетание мечтателя и реалиста в одном человеке позволяет по-настоящему потрясти мир. Дисней верил в то, что он делает нечто большее, чем просто создание мультфильмов. Во время работы над своим новаторским полнометражным мультфильмом “Фантазия” (который и сегодня так же популярен, как и пятьдесят лет назад, когда он впервые вышел на экраны), Дисней говорил своим мультипликаторам: “Это не просто область мультипликации. Мы можем покорять здесь целые миры”23.

Известный британский политический сатирик и коллега-мультипликатор Дэвид Лоу сделал Диснею замечательный комплимент:


“Не знаю, провел ли он сам хоть одну линию. Я слышал, что на его студиях трудятся сотни художников, которые делают всю работу. Но я полагаю, что на нем лежит руководство, постоянный поиск совершенства в этом новом виде изобразительного искусства, решение проблем во все возрастающем масштабе и, определенно, с прицелом более высоким и дальним, чем просто коммерческий успех. Это стиль руководства настоящего художника. Это позволяет Диснею не просто как рисовальщику, а как художнику, наделенному умом, стать наиболее значительной фигурой в графическом искусстве со времен Леонардо”24.

Микроанализ Диснея-Критика

Хотя Дисней и был полностью поглощен своей работой, его критическое отношение к ней никогда не ослабевало. Более того, его критические замечания были настолько острыми и выразительными, что мультипликаторы прозвали сценарную комнату, в которой проходило первое рассмотрение работ, “карцером”:


“Мультипликаторы видели Диснея на сценарных собраниях, где он сам изображал, как должно происходить действие, а в следующий раз — в “карцере”, когда приходил их черед показывать, как им удалось сделать эти сцены в мультипликации”25.


В то время, как Дисней-мечтатель вдохновлялся идеями и приходил от них в восторг, у Диснея-критика подход был совершенно иным.


“Он полагал, что каждый должен работать так же напряженно, как и он сам, и ожидал от всех такого же воодушевления и заинтересованности в том, что мы делали. Он никогда не щадил чужих чувств, поскольку был заинтересован только в конечном продукте, а не в том, кто подал лучшую идею, или внес неудачное предложение, или ожидал восторгов публики. Мы все были в одной упряжке и тот, кто пытался тянуть в свою сторону, разрабатывая идею, которую Уолт ранее не одобрил, напрашивался на неприятность и непременно получал ее”26.


“Критик” оценивал плоды трудов “Реалиста”. Внимание Критика сосредоточивалось не на творческом вдохновении Мечтателя и не на организационных вопросах и изысканиях Реалиста, а на качестве конечного результата. В “карцере” новые идеи и разработки не встречали того радушного приема, который находили у Мечтателя и Реалиста. Здесь ценился только “продукт”.

Студия Диснея первой начала затрачивать время и деньги на съемку начальных, черно-белых вариантов своих мультипликаций, чтобы оценить их до того, как они попадут на конечную стадию производства. Дисней писал об этом так:


“Мне кажется удивительным, что мы были первой группой мультипликаторов, которая вообще получила возможность исследовать свою работу и исправить ее ошибки до того, как она попадала на экран... Каждый фут черновой мультипликации проецировался на экран, анализировался и перерисовывался снова и снова, пока мы наконец не могли сказать: “Это лучшее, на что мы способны”. Мы устремились в погоню за совершенством, но, поскольку в этом деле невозможно достичь совершенства, мы постоянно испытывали разочарование”27.

Важную роль критического начала в себе самом Дисней оценил на собственном опыте, и главным образом — из-за первого финансового провала “Фантазии”, проекта его мечты. Его брат Рой вспоминает:


“После “Белоснежки” Уолт хотел ставить два полнометражных мультфильма в год. Мы не могли этого выдержать. Мы росли как грибы после дождя и работали неэффективно. Война, перегруженность, а также незнание рынка отправили нас ко дну. Каждый творческий человек настолько занят своей работой, что не желает заниматься вопросами рынка. Уолт был именно таким парнем, пока не получил свой урок. После этого он стал очень внимательно относиться к исследованию рынка. Он быстро учился”28.


Сам Дисней говорил об этом так:


“Я чувствую себя тем более счастливым, чем больше людей нам удается порадовать. Зрители — это наши клиенты. И уважение, которое мы заслужили у публики, было взято за основу и закреплено в нашей организации. Вы создаете сценарий. Любой писатель, который хочет забиться подальше в нору, поступает глупо. Он не получит ни резонанса, ни новых идей. Я никогда не стану забиваться ни в какую нору. Я говорю, я отбиваю подачи, я изменяю свое мнение”29.


О Диснее рассказывают один весьма любопытный анекдот, иллюстрирующий некоторые ключевые элементы когнитивной стратегии его “критики”. Перед самым открытием аттракциона “Пираты Карибского моря” в “Диснейленде” Дисней проводил заключительный осмотр сцен вдоль трассы аттракциона. Одна из них, представляющая Новый Орлеан, ему не понравилась. Он чувствовал, что здесь недостает какого-то важного элемента, от которого аттракцион приобрел бы еще большую подлинность, но никак не мог понять, в чем тут дело. На каждую деталь сцены уже была затрачена масса труда и времени, и его дизайнеры начали приходить в отчаяние. Похоже, что “Критик” разошелся не на шутку.

В конце концов Дисней собрал вокруг всех, кто был поблизости, включая технический персонал и работников службы питания, и попросил их представить себя на месте одного из героев сцены, участвующего в событиях, — то есть постараться перейти на “вторую позицию”. Затем Дисней последовательно опробовал все сенсорные репрезентативные системы присутствующих. Сначала он спросил: “Верно ли это выглядит?” Он потратил много времени и денег на подлинные костюмы и листву, а дома скопировал с Французского квартала в Новом Орлеане, вплоть до орнаментов из кованного железа. “Верно ли это звучит?” — был следующий вопрос. Он установил самую совершенную аудиотехнику, с большим числом звуковых дорожек, строго выверенную по времени и точно установленную в нужных местах, чтобы воспроизводить звуки музыки, голосов, плеск весел и даже животных. Затем он спросил: “Верно ли это чувствуется?” Он позаботился о том, чтобы температура и влажность точно соответствовали душной и липкой ночи в Новом Орлеане. “Верно ли это пахнет?” Он создал весьма замысловатое приспособление, которое могло вырабатывать и смешивать запахи острой французской кухни из Луизианы с запахом пороха, торфяных болот и морского бриза. Все было проверено, но его по-прежнему не покидало ощущение, что чего-то все же не хватает. “Что это?” — спросил он всех. Наконец, один молодой человек, который подметал на этаже, сказал. “Я, мистер Дисней, рос на Юге, и меня вдруг осенило, что в такую южную ночь, как здесь, обязательно должны быть огни светлячков”. “Вот оно!” — воскликнул Дисней, просветлев лицом. Молодой человек получил солидную премию, а Дисней тут же выписал пять светлячков, что стоило ему немалых денег, пока не было создано имитирующее приспособление.

Вознаграждение, которое получил молодой человек, демонстрирует одно из сторон проявлений “Критика”. Критики не только все отрицают и разрушают. Их цель состоит в том, чтобы гарантировать соблюдение определенных критериев. Когда все критерии соблюдены, Критик может реагировать весьма позитивно. По сути дела, позитивная реакция Критика зачастую дает более весомую мотивацию, чем такая же реакция Реалиста или Мечтателя. От Мечтателя мы всегда ожидаем похвалы, и только когда Критик скажет, что наши идеи стоящие, мы можем быть уверены, что в них действительно что-то есть.

Часто новые идеи возникают именно благодаря Критику, как это видно из рассказа Диснея о возникновении замысла “Диснейленда”:


“Идея “Диснейленда” появилась у меня еще до войны. Я изучал увеселительные парки. К конце концов моя жена сказала, что еще в один увеселительный парк она со мной уже не поедет... В них всегда было много грязи... Мне больше ни разу не удалось убедить жену поехать со мной. Родителям там ничего не оставалось, как закусывать за компанию с белками”30.


Поскольку именно идеи вдохновляли и стимулировали его, Дисней-критик постоянно побуждал окружающих к творчеству, утверждая, что “каждый должен внести свою лепту, иначе он превратится в простого исполнителя”31. Его коллеги вспоминают:


“Уолт чувствовал, что любая идея, любая острота и даже любой рассказ уже приходили кому-то в голову — вопрос заключался в том, как вы используете материал для своего собственного творения. Поэтому его никогда не интересовало, откуда брались идеи”32.


Дисней был одним из первых, кто учредил систему поощрения за творческие достижения, а не просто за высокую производительность.

“Дисней ввел систему премирования, по которой любой, кто предлагал остроту, использовавшуюся в картине, получал пять долларов, а любой предложивший идею, ложащуюся в основу целого мультфильма, получал сто долларов”33.


Учитывая, что это были доллары времен Великой депрессии, поощрение оказывалось весьма внушительным. Нужно заметить, что премия не была привилегией только сценаристов и мультипликаторов. Ее мог получить любой работник студии, включая садовников и обслуживающий персонал. Поскольку его бизнесом было творчество, Дисней хотел и творчество сделать бизнесом.

Дисней сумел успешно внедрить принципы “абсолютного качества” и “обучающейся организации” почти за пятьдесят лет до того, как они получили всеобщее признание. Популярность идей абсолютного качества и обучающейся организации была связана с тем, что достижения в области менеджмента, технологии и бизнеса ясно дали понять: если организация намерена выжить и процветать, обучаться необходимо и каждому ее сотруднику, и самой организации как системе. Компании и другие социальные структуры начали осознавать, что эффективное обучение должно стать постоянным и целенаправленным процессом, требующим организации и постоянных усилий. Эффективно обучающейся является такая организация, которая поддерживает процесс обучения во всех областях, поощряет обучение тому, как нужно учиться (learning to learn). А это требует правильной оценки и понимания процесса обучения. Эффективно обучающаяся организация должна поддерживать не только обучаемых и обучающих, но и любого, кто имеет отношение к изучаемым областям в рамках организации. Согласно Питеру Сенджу (1990), существует пять “дисциплин”, в которых должен практиковаться каждый сотрудник организации, чтобы она стала по-настоящему “обучающейся организацией”:


1. Осознание и проработка мыслительных карт и до-

пущений.

2. Приобретение и поощрение личного мастерства.

3. Расширение кругозора и созидание будущего.

4. Поощрение коллективного обучения.

5. Развитие способности к систематическому мышле-

нию.


Дисней, скорее всего, интуитивно стремился развивать и поддерживать все эти дисциплины посредством своей стратегии уравновешивания Мечтателя, Реалиста и Критика. Сам он излагает это так:


“Деньги мы снова вкладывали в бизнес, в долговременную программу развития, нацеленную на производство полнометражной продукции и поддержание нашего новоприобретенного престижа за счет постоянного улучшения качества.

Возможно, что “Пиноккио” не отличался такой сердечностью, как “Белоснежка”, но в техническом и художественном плане он был значительно выше. Это свидетельствует о значительном росте нашего мастерства; выросли мы и как предприятие — число наших сотрудников значительно увеличилось. То есть я имею в виду тот рост, который имеет значение лишь в той мере, в какой он увеличивает качество нашей продукции в долгосрочной перспективе.

Фактически же наша студия стала больше напоминать школу, чем бизнес. Мастерство наше росло благодаря обучению, самокритике и экспериментированию. В этом смысле потенциал нашего искусства постоянно оказывался востребованным, развивался и воплощался в реальность. С каждым годом сценариев становилось все больше, их тематика — все разнообразней, мы брались за такие дела, о которых всего год назад не смели бы и помыслить. Я берусь утверждать, что в этом нет ничего гениального или даже просто выдающегося. Это лишь способ построения любого здорового бизнеса — много пота, разумный подход и любовь к своему делу”34.

Общий обзор творческой стратегии Диснея

Возможно, наиболее содержательное выражение того, как “Мечтатель”, “Реалист” и “Критик” Диснея действовали в одной связке, сконцентрировано в следующем его утверждении:


“Сценарист должен ясно видеть в своем сознании, как следует подать любой отдельный фрагмент его сценария. Он должен чувствовать каждое выражение, каждую реакцию. Он должен отойти от своего сценария на достаточное расстояние, чтобы бросить на него повторный взгляд... и увидеть, нет ли в нем каких-то пропусков... увидеть, будут ли персонажи интересны и симпатичны зрителям. Он должен также попытаться увидеть, интересно ли само по себе то, что делают его персонажи”35.


Первая часть данного описания концентрируется на взаимодействии Мечтателя и Реалиста. Ясно, что “повторный взгляд” — удел Критика.

Это высказывание выделяет три различных перспективы.

1. “Мечтатель” — видение, первая позиция, полностью весь сценарий:

“^ Сценарист должен ясно видеть в своем сознании, как будет выглядеть любое действие в его сценарии”.

2. “Реалист” — чувствование и действие, вторая позиция, вовлеченность, движение:

“^ Он должен чувствовать каждое выражение, каждую реакцию”.

3. “Критик” — третья позиция, отдаленность:

“Он должен отойти от своего сценария на достаточное расстояние, чтобы бросить на него повторный взгляд”.

а) Весь сценарий:

“Увидеть, нет ли в нем каких-нибудь пропусков”.

б) Отдельные персонажи:

“^ Увидеть, будут ли персонажи интересны и симпатичны зрителям”.

в) Особые поступки персонажей:

“Увидеть, интересно ли само по себе то, что делают его персонажи”.


Диснеевский “повторный взгляд” позволяет получить то, что называется двойным описанием события. Такое “двойное описание” дает нам важную информацию, которая при какой-то одной перспективе могла бы остаться вне поля зрения. Так же, как два глаза позволяют нам видеть объемное изображение предмета, Диснеевское двойное описание собственных творений позволяло им как бы обрести объемность.

Для НЛП особый интерес представляет то, что “повторный взгляд” особым образом подразумевает “достаточное расстояние”. Если бы он был слишком приближен, то испытывал бы существенное влияние других позиций восприятия. В свою очередь, и он мог бы оказать на них слишком большое влияние. Если Критик будет слишком близок к Мечтателю, он может подавлять его воображение.

В целом, Диснеевский процесс творческого фантазирования проходил преимущественно через визуальное воображение, но включал также, наложение и синтезирование всех пяти чувств. Мечтатель сосредоточивает внимание на “масштабной картине” исходя из того, что нет ничего невозможного.

Диснеевский процесс “реализации” фантазий осуществлялся путем физического перевоплощения Диснея в придуманные им персонажи, а также через процесс “раскадровки”, разбивающий плоды воображения на отдельные “блоки”. Реалист же действует, “как если бы” фантазия была реальной, и сосредоточивает усилия на выработке ряда последовательных шагов, необходимых для действительного воплощения фантазии в реальность.

Диснеевский процесс критической оценки подразумевал дистанцирование от проекта и более отдаленный “повторный взгляд” с позиций зрительской аудитории. Критик стремится избежать проблем и гарантировать качество путем логического применения различных уровней оценки и выяснить, насколько устойчив замысел или план в условиях влияния каких-либо еще “возможных” факторов.

Паттерны метапрограмм

На макроуровне типы познавательных процессов, ассоциирующиеся с Диснеевскими Мечтателем, Реалистом и Критиком, непосредственно относятся к тому, что в НЛП известно как модели “метапрограмм”. Они представляют собой описания различных способов приближения к “проблемному пространству” или к отдельным его элементам.

Что же касается других категорий НЛП, возможно, применение одной и той же модели метапрограммы, независимо от содержания и контекста. К тому же, эти категории не являются взаимоисключающими и могут присутствовать одновременно в различных соотношениях. Например, подходя к проблеме, можно делать акцент на движении к чему-либо, или от чего-либо, или на некотором соотношении того и другого. Таким образом, к проблеме можно подойти с различной степенью “проактивности” и “реактивности”.

^ Масштаб разбивки подразумевает уровень детализации или генерализации, с которым отдельное лицо или группа лиц анализируют проблему или проблемное пространство. Различные ситуации могут анализироваться также и в условиях варьирования степени детализации (разукрупнение информационного блока) и генерализации (укрупнение информационного блока).

Проблемные ситуации могут рассматриваться с учетом кратко-, средне- и долгосрочных временных границ, а так же в контексте прошлого, настоящего и будущего. Временные границы, в которых рассматривается проблема или результат, могут оказывать огромное влияние на методы подхода и интерпретации. Могут существовать как долгосрочные, так и краткосрочные решения.

Проблемы и результаты могут рассматриваться как с точки зрения выполнения задачи, так и применительно к вопросам, связанным с взаимоотношениями, такими как “руководство” и “подчиненность”. Поиск точки равновесия на пересечении задачи и взаимоотношений, несомненно, является ключевым для менеджеров при решении проблем. В процессе выполнения задачи или при движении к цели особое значение могут приобрести средства и проблема выбора. При решении вопросов, в которых определенную роль играют взаимоотношения, различное значение можно придавать собственному суждению, мнению других или контексту (“компании”, “рынку” и т.д.).

Проблема может рассматриваться на основе сопоставления сходства (совпадение) и различия (несовпадение) ее элементов. На групповом уровне это будет означать, стремятся ли участники добиться единодушия или стараются углубить противоречия.

Стратегии подхода к решению проблем могут ставить во главу угла различные сочетания таких элементов, как видение, действие, разум или чувства. Микропознавательные модели на индивидуальном уровне могут быть выражены в терминах общего стиля мышления на групповом или макроуровне. Видение, действие, разум и эмоции являются наиболее общими выражениями визуализации, движения, вербализации и чувствования.

Различные стили и подходы к решению проблем характеризуются различным набором и последовательностью моделей метапрограмм в различном их сочетании. Подход одного индивидуума может быть на 80% сосредоточен на взаимоотношениях и на 20% на задаче, приоритеты могут быть на 70% в пользу долгосрочной перспективы и на 30% — краткосрочной. Другой же на 90% отдает приоритет задаче и полностью ориентируется на краткосрочную перспективу.

Различные наборы моделей метапрограмм освещают различные области проблемного пространства. В этом смысле не существует “правильных” и “неправильных” метапрограмм. Лучше сказать, что их эффективность для решения проблемы связана со способностью применять их для “высвечивания” пространства, необходимого для адекватного обращения с проблемой.

На уровне макростратегии различные фазы диснеевской стратегии, помимо микроуровневой познавательной структуры, могут характеризоваться определенными наборами моделей метапрограмм.

Фаза Мечтателя, как правило, ориентирована на более отдаленное будущее. Она требует более масштабного мышления и более крупной разбивки, для того чтобы выработать новые альтернативы и варианты. Она сосредоточивается прежде всего на содержании (т.е. на “что”) плана или замысла. В аристотелевских терминах Мечтатель адресуется к “конечным причинам”.

Фаза Реалиста в процессе движения к будущему более ориентирована на действие и происходит в более краткосрочных временных границах по сравнению с фазой Мечтателя. Реалист часто бывает больше сосредоточен на средствах и действиях. Фаза Реалиста акцентируется на том, “каким образом” осуществить план или замысел. Реалист адресуется к “формальным” или “ускоряющим” причинам.

Фаза Критика включает логический анализ избранного пути для определения, что может не получиться и чего следует избегать. Фаза Критика должна уделять внимание вопросам как долгосрочного, так и краткосрочного плана, исследуя возможные источники проблем как прошлом, так и в будущем. Она в основном сосредоточена на “почему” плана. Критик должен адресоваться к “сдерживающим причинам”.

Приведенная ниже таблица дает сводную картину ключевых моделей метапрограмм, связанных с творческой стратегией Диснея.





Физиология и творческий цикл Диснея

Как и при других познавательных процессах, физиологические проявления являются важным фактором влияния на творческую способность и эффективность планирования. На микро- и макроуровнях существуют поведенческие ключи, сопутствующие состояниям Мечтателя, Реалиста и Критика, которые, в свою очередь, могут способствовать более эффективному вхождению в “расположение ума”, необходимому для выработки эффективного плана или замысла.

Вспомните, например, что происходит, когда вы “фантазируете” или находитесь в самом начале творческого процесса или планирования, когда количество возможных вариантов выбора велико? Какие типы поведенческих ключей, по вашему мнению, наиболее существенны в вашем процессе “мечтания”? Какая у вас поза? Расхаживаете ли вы или сидите спокойно? Как вы держите голову и куда направлен ваш взгляд?

Что происходит, когда вы “реализуете” идею или “мечту”? Какие типы поведенческих ключей, по вашему мнению, наиболее существенны в вашем процессе “реализации”?

Что происходит, когда вы “критически” оцениваете свой план? Какие типы поведенческих ключей, по вашему мнению, наиболее существенны в вашем “критическом” процессе мышления?

К
акой из трех стилей мышления — Мечтатель, Реалист или Критик — кажется наиболее естественным для вас?

На основании описаний поведения Диснея и результатов моделирования ряда людей, которым хорошо удается достигать этих состояний, можно сделать следующие обобщения относительно ключевых особенностей и паттернов физиологических проявлений, связанных с каждым из этих стилей мышления, вместе составляющих творческий цикл Диснея:


0047230323143512.html
0047342982805905.html
0047466019924870.html
0047732022763474.html
0047945589358737.html